БО /Пойдём/

MK_fragment_L9994730
Раввин Михаил Коган

Недельная глава начинается с восьмой казни, «саранча/арбе». Но перед тем, как эта казнь осуществится, следует предупреждение:

И сказал Гос-дь Моше: пойдём/бо к Паро, ибо Я отягчил сердце его и сердце рабов его… /Шмот 10, 1/

Вы ничего странного не заметили в этом стихе? Зачем Моше идти к Паро, если он заранее знает, что его ждёт отрицательный ответ. Ведь Всевышний только что «отягчил сердце» египетского правителя и прямо сообщил об этом Моше. Это значит, что  Паро непременно откажет еврейскому предводителю в его просьбе. Так что можно никуда не ходить, всё понятно и без этого. Однако Моше идёт.

Ещё одна интересная деталь. Если вы посмотрите, как Моше предупреждал Паро до того, то увидите, что придя к нему, он сразу обращался к правителю с вполне конкретным предложением:

И сказал Гос-дь Моше: зайди к Паро и скажи ему: так сказал Гос-дь, Б-г Иврим: «отпусти народ Мой, чтобы они служили Мне…»
/Шмот 9, 1/

В этом есть логика. Моше заходит к Паро и тут же говорит, для чего он пришёл. Сразу обозначена цель визита. В нашей же недельной главе приход Моше к фараону изначально обречён на провал или же… преследует иную цель. Интересно понять, какую! Читаем дальше:

…чтобы совершить Мне сии знамения Мои в его среде. И чтобы ты рассказал сыну твоему и сыну сына твоего о том, как издевался Я над Египтом, и о знамениях Моих, которые Я совершал в среде их, и будете знать, что Я — Гос-дь. /Шмот 10, 2/

Какой же вывод напрашивается? Сам факт присутствия Моше это обязательное условие для понимания фараоном того, что и для чего совершает Всевышний в Египте. Причём понять должны не только Паро со своими слугами, но и сыны Израиля. И для тех, и для других, казалось бы, бессмысленный визит Моше к фараону почему-то необходим.

Какова роль личности в истории? Определяет ли личность ход исторических событий или является их рабом? Влияет ли случайность на историю, или в истории всё предопределено? Оставим прерогативу отвечать на эти непростые вопросы учёным, историкам и философам, а сами займёмся событиями нашей главы. Тора не является исторической книгой. Это не хроника давно минувших дней. Она занимается описанием исключительно духовных процессов. Поэтому роль Моше и влияние его на всё происходящее связаны в первую очередь с его личными духовными качествами. О них мы узнаём из описания его жизни: как и где он родился, кем был спасён, как рос и жил и  что означает его имя. И главное — о его поведении  у «горящего куста». Семь дней продолжался диалог Всевышнего и Моше. По существу на три вопроса Моше хотел получить ответ от Творца. Почему Гос-дь Сам не хочет освободить евреев? Почему Он не поручает это дело более достойному человеку, например, его брату Аарону? И по какой причине  этим должен заняться именно он, Моше? Напомню вам, главным аргументом Моше в споре с Творцом было то, что он «тяжелоуст и косноязычен» для того, чтобы выполнять порученную работу. В ответ прозвучали следующие слова:

И сказал ему Гос-дь: Кто дал уста человеку? Или кто делает немым? Или глухим? Или зрячим? Или слепым? Не Я ли, Гос-дь? А теперь иди, и Я буду при устах твоих, и научу тебя, что тебе говорить. /Шмот 4, 11-12/

Идёт ли здесь речь о каком-то физическом дефекте речи, который следует преодолеть? Напомню вам, что мы читаем недельную главу «Бо» в субботу, 6-го Швата. Конечно, книга «Шмот» повествует о начале Исхода из Египта. Но спустя сорок лет именно в первых числах месяца Шват Моше начнёт монолог, который продлится тридцать семь дней. И весь народ будет внимать ему, затаив дыхание. Никаких проблем с речевым аппаратом не будет. Я думаю, что их никогда и не было. Что же касается «косноязычия», речь, как мне кажется, идёт не о физиологии, а о душе нашего Учителя. Он как человек рефлектирующий и смиренный сильно сомневается в том, что в достаточной мере владеет языком, способным передать идеи Б-га. Вот что сказано в предыдущей главе:

Ты /Моше/ говори всё, что Я /Б-г/ тебе прикажу, а Аарон, брат твой, будет говорить Паро… /Шмот 7,2/

Если Моше говорит «всё, что прикажет Всевышний», что остаётся сказать Аарону? Онкулус в своём переводе на арамейский язык уточняет, что Аарон – переводчик Моше. С какого языка на какой? Видимо, с иврита на египетский. Действительно, вопрос интересный! Давайте разбираться. На каком языке разговаривал Б-г с Моше на горе Синай? На том самом, на котором будет записана Тора, то есть на иврите. И когда Всевышний говорит, что Он будет при устах Моше, уверен, речь идёт именно о языке иврит, на котором должен будет говорить Моше. Паро его не понимает, значит потребуется переводчик. Эту роль исполнит Аарон. Но как только Моше сам заговорил с Паро, а это произошло перед седьмой казнью «град/барад», мгновенно из уст фараона прозвучало раскаяние:

…на этот раз я согрешил. Гос-дь праведен, я же и народ мой виновны. /Шмот 9, 27/

Какова причина такой метаморфозы? Имя Моше происходит от ивритского слова лимшох/вытягивать. Помните я начал комментарий с утверждения, что Моше нужен как фараону, так и сынам Израиля. Одного он вытягивает из глубокой ямы идолопоклонства, а других – из физического и духовного рабства. Моше говорит только словами Б-га, то есть – на иврите. Ни Паро, ни еврейский народ его не понимают. Даже еврейские старцы, судя по тому факту, что они никогда не сопровождают Моше, не понимают его речей. И только Аарон всегда рядом. Он единственный, кто понимает своего младшего брата. Но когда Моше находится рядом с Паро, одно это уже оказывает сильное влияние на поведение египетского правителя. Тому свидетельство – покаяние.

«Язык казней» понятен всем и в переводе не нуждается. Но только его не достаточно. Опасность страшна до того момента, пока существует. Стоит ей отступить, как все тут же успокаиваются и забывают, что было некоторое время назад. Другое дело, Слово Б-га. Даже не понимая смысла сказанного, в своей душе человек надолго сохраняет трепет, рождённый в момент звучания этого Слова. Перед каждой казнью звучало Слово, и звучало оно на иврите. И только затем следовало наказание. Обязательно должно было прозвучать Слово Всевышнего из уст Моше. Именно эта последовательность, Слово, а за ним наказание, привела к тому, что Паро и египтяне в конце концов покаялись. А дальше начался «ульпан/школа пустыни», уроки которого длились целых сорок лет. И лишь второе поколение Исхода усвоило эти «языковые» уроки Моше.

Почти двадцать пять лет назад, впервые попав в ульпан, я услышал от нашей учительницы такие слова: «Эйн брира, царих лильмод иврит/ нет выхода, надо учить иврит». Тогда я думал, что всё дело в памяти и усидчивости. Теперь я понимаю, что дело не только в них. Конечно, заучивать непонятные слова необходимо, но это только самый первый шаг. Куда сложнее и важнее, увидев ивритские слова на страницах Торы, ощутить душевный трепет и понять, что в них звучит голос Б-га. В тот самый момент ты и начинаешь осознавать, что твой «ульпан» никогда не будет закончен.

Раввин Михаил Коган.

Комментарии к другим главам

Advertisements

Kommentar verfassen

Trage deine Daten unten ein oder klicke ein Icon um dich einzuloggen:

WordPress.com-Logo

Du kommentierst mit Deinem WordPress.com-Konto. Abmelden / Ändern )

Twitter-Bild

Du kommentierst mit Deinem Twitter-Konto. Abmelden / Ändern )

Facebook-Foto

Du kommentierst mit Deinem Facebook-Konto. Abmelden / Ändern )

Google+ Foto

Du kommentierst mit Deinem Google+-Konto. Abmelden / Ändern )

Verbinde mit %s