ТРУМА /Приношения/

MK_fragment_L9994730
Раввин Михаил Коган

Исход из Египта –  сложный процесс, состоящий из многих этапов. Главные из них – это жертвоприношение Всевышнему у горы Синай и Бож-ное Откровение. Они уже произошли. Следующим этапом является строительство Храма. В нашей главе как раз и начинается изложение плана этого строительства.

Всякая религия нуждается в определённых культовых сооружениях. Оно и понятно, людям требуются видимые очертания и осязаемые доказательства своих сакральных идей. Для этого же люди проводят разнообразные таинства и ритуалы, способные реализовать их духовные притязания. Но перво-наперво возводятся специальные сооружения, которые обычно называются храмами. Наша религия не является исключением. Значит, и у нас должен был появиться свой Храм. И он был построен.

Для начала строительства Храма нужен повод. Им оказался приказ Гос-да:

И пусть сделают они /народ/ Мне Храм, и Я буду обитать среди них. /Шмот 25,8/

Является ли строительство Храма единственным условием пребывания Всевышнего среди нас? Я бы не стал однозначно утверждать. Потому что если Его присутствие обусловлено только наличием Храма, то уже две тысячи лет Он не находится среди нас. Подумаешь об этом, и оторопь берёт. Однако слова пророка Исайи могут несколько успокоить наши расстроенные чувства:

Так сказал Гос-дь: небо – престол Мой, а земля – подножие ног Моих. Что это за дом, который вы можете построить Мне? И где место покоя Моего? /Исайя 66,1/

Раши тут же поясняет: Не нуждаюсь Я в вашем Храме.

Зачем же нужно строить Храм, если Он в нём не нуждается? Видимо, само его строительство было желанно Всевышнему, та особая творческая работа, которую сыны Израиля выполняли во Имя Его. На иврите эта работа называется мелэхэт авода ле шмо. Кстати, именно ею евреям запрещено заниматься в Шаббат. Что же касается Шехины/Бож-ного Присутствия, оно будет находиться не в Храме, а среди народа. Как сказано: «Я буду обитать среди них». Причём, во всяком месте и не зависимо от наличия или отсутствия Храма.

Передвижной вариант Храма назывался Мишкан. Именно его построили евреи в пустыне. Постоянный же Храм был возведён в Иерусалиме, на горе Мория, царём Шломо, лет через четыреста.

Итак, для Всевышнего важна работа сынов Израиля – мелэхэт авода ле шмо. И оплатой за неё будет постоянное пребывание Шехины среди народа.

С чего же начинается эта работа? С приказа изготовить Ковчег завета/Арон а-кодеш.

И пусть сделают Ковчег из дерева шиттим: два локтя с половиной длина его и полтора локтя ширина, и полтора локтя высота его. И обложишь его чистым золотом, изнутри и снаружи покрой его… И вылей для него четыре кольца золотых, и прикрепи их к четырём углам его… И сделай шесты из дерева шиттим, и обложи их золотом. И вложи шесты в кольца… чтобы носить Ковчег… И сделай крышку из чистого золота… И сделай двух Кэрувов из золота… одного Кэрува с одного края и одного Кэрува с другого края… И будут Кэрувы с распростёртыми вверх крыльями покрывать крыльями своими крышку, а лицами своими друг к другу… И положи крышку на Ковчег сверху. А в Ковчег положишь Откровение, которое Я дам тебе. /Шмот 25, 10-21/

Пожалуй, Ковчег завета/Арон а-кодеш, в котором хранились скрижали – это самый священный предмет в Храме. Он постоянно находился в Святая Святых Храма, за завесой. К нему нельзя было прикасаться. И смотреть на него тоже запрещалось. Лишь только члены семьи Кеhат из колена Леви (во время переходов по пустыне именно они переносили его при помощи шестов), имели отношение к Ковчегу. При этом сам Ковчег и Кэрувим они не видели. Во время движения, завеса покрывала Ковчег, и только шесты торчали снаружи.

Сам Ковчег отличается уже тем, что приказ сделать его относится ко всему народу:

И пусть сделают Ковчег из дерева шиттим…

Повеления об изготовлении всех прочих деталей Мишкана адресованы лично Моше, в единственном числе: «и обложишь его», «покрой его», «обложи их золотом» и т.д. Помимо Ковчега, есть ещё один предмет, по отношению к которому сказано «сделайте», то есть обращение написано во множественном числе. Это эфод, часть облачения первосвященника. Но о нём чуть позже.

Понятно, что толпой, «всем миром», ничего путного никогда не делают. Всегда есть конкретный исполнитель или группа таковых. В нашем случае это Бецалель бен Ури из колена Иуды. Именно он был выбран главным исполнителем в проекте «Храм». И вопрос: почему же существует обращение «сделайте/таасу»? Оно адресовано всем, и, скорее всего, не столько является приказом действовать, сколько свидетельствует о важности той работы или того объекта, о котором идёт речь. В данном случае имеется в виду Ковчег.

Итак, Ковчег завета/Арон а-кодеш, небольшой ящик размером 125х75х75 см. Стенки его трёхслойные. Средний слой – эц шиттим/дерево акация. Внешний и внутренний слои – из чистого золота. Крышка/капорэт – тоже из чистого золота. На краях крышки находятся два непонятных изваяния. Их называют Кэрувим. Их тела – с крыльями, над которыми подняты детские головки. Одна – мальчика, а другая – девочки. В природе таких существ не бывает. Наличие крыльев вызывает у многих ощущение, что именно так выглядят ангелы. Вот и считают Кэрувим Херувимами. Хотя последние должны быть шестикрылыми. Раши полагает, что Кэрувим это вовсе не ангелы, а некий особый образ с лицом ребёнка. В Талмуде сказано:

Что значит Кэрув? Сказал раби Авагу: кэрув – кэ рвия/как размножение. /Хагига 13,б/

На арамейском языке «ревия» означает «ребёнок/тинок».То есть, эти существа – своего рода намёк на размножение. Наши мудрецы утверждали, что когда еврейский народ строго выполнял предписания Всевышнего, лица Кэрувим были обращены друг к другу. Когда же народ не проявлял должного усердия в служении, лица крылатых существ были опущены вниз, в направлении крышки/капорэт. Резонный вопрос, откуда знали люди, как расположены лица Кэрувим? Ведь в Святая Святых/Кодеш а-Кодошим никто не мог войти кроме первосвященника в Йом а-Кипурим. Да и то там было темно, и он вряд ли мог что-то разглядеть.. Значит, куда Кэрувим обращали взоры – неизвестно! Но вот что об этом сказано в книге «Зоар»:

…знали по дыму над жертвоприношениями, по жертвам, возносимым на жертвенник и по священникам, благословляющим народ… Когда Израиль был достоин, тогда дым над жертвенником поднимался прямо и был похож на палку… Когда Израиль заслуживал награду, огонь на жертвеннике напоминал фигуру льва, пожирающего жертву, а когда народу грозило наказание, огонь напоминал фигуру собаки, лениво развалившуюся на жертвеннике… Что же касается священников в момент их благословления народа, если руки их легко взмывали вверх и не чувствовали усталости, значит лица Кэрувим в этот момент были повёрнуты друг к другу, и народ не грешил. /Зоар, Трума/

Во Втором Храме уже не было Ковчега завета, и только по этим трём признакам, дыму, огню и рукам священника, можно было судить, куда могли быть повёрнуты лица Кэрувим, а значит, и о том, в каком состоянии находится народ. Но и это знание не очень помогло. Увы! Второй Храм был разрушен из-за беспричинной вражды людей.

Что же нам делать сегодня, когда ни Храма, ни этих трёх признаков, к сожалению, нет?! Остаётся одно: смотреть в лица друг другу и уповать на то, что усилие, которое потребуется современному человеку, чтобы оторвать взгляд от своего айфона и посмотреть в лицо другому человеку открытым, как у ребёнка, взглядом, может оказаться достаточным для возвышения наших немощных душ.

Комментарии к другим главам

Advertisements

Kommentar verfassen

Trage deine Daten unten ein oder klicke ein Icon um dich einzuloggen:

WordPress.com-Logo

Du kommentierst mit Deinem WordPress.com-Konto. Abmelden / Ändern )

Twitter-Bild

Du kommentierst mit Deinem Twitter-Konto. Abmelden / Ändern )

Facebook-Foto

Du kommentierst mit Deinem Facebook-Konto. Abmelden / Ändern )

Google+ Foto

Du kommentierst mit Deinem Google+-Konto. Abmelden / Ändern )

Verbinde mit %s