ПКУДЕЙ /Счета/

 

MK_fragment_L9994730
Раввин Михаил Коган

В эту субботу мы завершаем чтение второй книги Пятикнижия ШМОТ. Рамбан назвал её «книгой изгнания и избавления/сэфэр галут вэ гэула». Оно и понятно, в самом начале книги «сыны Израиля приходят в Египет». С этого начинается наш первый галут/изгнание. Завершается оно… нет, не избавлением от рабства. Рассказ об исходе из Египта мы встречаем уже в главе БО, она третья по счёту. Напомню, всего в книге одиннадцать глав. Так вот, заканчивается книга ШМОТ описанием строительства Мишкана. А суть, как правило, всегда раскрывается в конце произведения. Значит, только когда всё сооружение было готово, и «покрыло облако шатёр соборный, и слава Гос-дня наполнила скинию», к нам и пришло спасение/геула. Выходит, не исход из Египта явился нашим избавлением, а явное присутствие «славы Гос-дней» даровало нам свободу. Так, по крайней мере, считал Рамбан.

Глава ПКУДЕЙ представляет из себя подробный отчёт Моше о материальных затратах, связанных с построением Мишкана и с изготовлением всей ритуальной утвари, включая одеяния священников. Можно сказать, что Моше – первый в мире бухгалтер,
а бухгалтерский учёт – еврейская дисциплина.

Когда все части Мишкана были готовы, Моше приступил к возведению всего сооружения. Только он мог это сделать. Ведь ему одному было показано на горе Синай, как должен выглядеть переносной Храм.

И сказал Гос-дь Моше, говоря: В первый день первого месяца поставишь ты скинию шатра соборного. И помести там ковчег откровения, и закрой ковчег завесой. И внеси стол… и внеси светильник… И поставь жертвенник золотой… и повесь завесу у входа в скинию. И поставь жертвенник всесожжения у входа в скинию… И поставь умывальник… и выстрой двор кругом, и повесь завесу в воротах двора. /Шмот 40,1-8/

Именно в такой последовательности: ковчег, стол для хлебов, светильник, жертвенник для благовоний, жертвенник всесожжений и, наконец, двор – требует Всевышний строить Храм. /См. главу ТРУМА/. Но в нашей главе всё начинается чуть иначе, со скинии. И только потом перечислены остальные предметы. А в главе ТРУМА о скинии заходит речь лишь после упоминания ковчега, стола и меноры. По какой причине сейчас возникли
изменения? Попробуем в этом разобраться. В нашей главе сказано:

Бецалэль, сын Ури, сын Хура, из колена Иуды сделал всё, что повелел Гос-дь Моше. /Шмот 38,22/.

Обратите внимание, здесь написано: «всё, что повелел Гос-дь Моше». Но ведь Бецалэль слышит только приказ Моше, а не Гос-да. Раши поясняет:

Моше приказал Бецалэлю вначале сделать утварь, а после – Мишкан. Ответил ему Бецалэль: «Принято в мире сначала построить дом, а после внести туда утварь». Сказал Моше: «Бэ цел Эль/в тени Б-га пребывал ты. Ведь именно так велел мне Творец. /Шмот 31,7/». Потому и сделал Моше вначале скинию, а затем – утварь. С тех пор и повелось, настоящий художник «получает указания» прямо из уст Б-га.
А дальше встаёт вопрос мастерства.

В первом же комментарии к главе Пкудей Рамбан замечает, что перечисление материалов и всего, что из них должно быть сделано, повторялось несколько раз. Хотите в этом убедиться? Перечитайте главы ТРУМА – ТЕЦАВЕ и ВАЯКhЕЛЬ – ПКУДЕЙ. Странно, что Раши не обращает никакого внимания на эти повторы. Хотя в других местах он никогда не упускает возможности объяснить, почему в Торе несколько раз встречается один и тот же текст или повторяется один и тот же сюжет. Например, на прошлой неделе, в главе ВАЯКhЕЛЬ  мы читали стих, наверняка знакомый многим из вас:

Не вари козлёнка в молоке матери его. /Шмот 34,26/

Он встречается в Торе три раза. И тут же Раши объясняет, как это нужно понимать:

Предупреждение о запрете соединять мясо и молоко. Об этом три раза написано в Торе. Первый раз, чтобы запретить еду мясных продуктов с молочными. Второй раз, чтобы запретить получать какую-либо выгоду от подобных смесей. И третий раз, чтобы запретить приготовление блюд, состоящих из мясных и молочных компонентов.

Так Раши поступает всегда, если в тексте встречаются какие-либо повторы. А в нашем случае мы видим явное повторение перечня собираемых для Храма материалов, и это почему-то не вызывает у Раши никаких вопросов. Почему? Объяснение подобной «странности» я нашёл в другом комментарии того же Раши. В книге БЕРЕЙШИТ, глава ХАЕЙ САРА, мы встречаем много раз повторяющийся сюжет. Речь идёт об Элиэзере, слуге Авраама, который отправляется за невестой для Ицхака. Рассказ об этом событии в разных вариациях повторяется минимум пять раз. Сначала Авраам даёт Элиэзеру указания, что и как он должен делать.Потом рассказывается, как Элиэзер начал воплощать эти указания. И встретив Ривку, Элиэзер опять повторяет свой рассказ. В следующий раз история уже звучит в доме Бэтуэля, отца Ривки. А под конец Элиэзер опять рассказывает её Ицхаку. Вопрос, зачем в Торе пять раз подробно излагать одно и то же? Вот как подобную «странность» объясняет Раши. Он обращает своё внимание на следующий стих:

И пришёл я /Элиэзер/ сегодня к источнику…

Непонятно, как за один день Элиэзер преодолевает огромное расстояние от Хеврона до Ур-Касдима. Раши пытается это объяснить:

Элиэзер сегодня выходит и сегодня же приходит. Как такое может случиться? Произошло чудо, и «скакнула» под ним земля ему навстречу. Сказал раби Аха: желанны разговоры слуг отцов перед Местом/Б-гом, по сравнению с учением сынов. Ведь история Элиэзера повторяется несколько раз, а множество важных частей Торы даны только намёком.

О чём здесь идёт речь? Устами раби Ахи Раши утверждает, что в Торе можно выделить фрагменты, относящиеся к рассказам или беседам, и фрагменты, относящиеся к Закону/hалахе. Например, указание о козлёнке имеет отношение к hалахе. И если повеление повторяется несколько раз, то каждый повтор для чего-то нужен и должен быть растолкован. Если же отрывок относится к категории рассказа или беседы и никакого повеления в себе не заключает, то и объяснять ничего не следует. Каждый воспринимает прочитанное по-своему усмотрению. Факт того, что на некоторые важнейшие Законы в тексте Торы содержится только намёк, а история Элиэзера приводится целых пять раз, позволяет раби Ахе утверждать, что разговоры перед Б-гом порой желанней строгих Законов. Почему? Да потому, что в этих разговорах человек изливает свою душу. Помните, про того же Ицхака сказано: «вышел Ицхак беседовать в поле» /Берейшит 24,63/ Раши тут же поясняет: беседовать в поле – значит молиться. После разрушения Второго Храма, когда евреи «вместо быков стали приносить слова уст своих», возникают три обязательные молитвы: Шахарит, Минха и Маарив. При этом индивидуальная молитва, разговор человека с Б-гом, по прежнему остаётся желанной для Творца. Смею предположить, не меньше, чем Закон. Комментарий Раши тому свидетельство. Судите сами, такие важные тексты как МАГЕЛАТ ЭСТЕР и ПАСХАЛЬНАЯ АГАДА, главным образом, рассказывают истории, которые всегда находят отклик в чутких сердцах. Не это ли самое важное для верующих?! Вернёмся к нашей главе. Повторяющийся пересказ о сборе материалов для Мишкана и для одеяний священников, по мнению Раши, так же относится к категории бесед/сихот. Ведь все приношения делались добровольно, по зову сердца, и к закону не имели никакого отношения. Если «ам каше ореф/жестоковыйный народ» совершает подобные поступки, то его поведение вдвойне желанно Творцу. Отсюда и повторы в тексте. Из всего сказанного напрашивается важный, как мне кажется, вывод: не скупитесь на беседы со Всевышним и друг с другом. Если они идут от самого сердца, то, несомненно, делают нас добрее.

Комментарии к другим главам

Advertisements

Kommentar verfassen

Trage deine Daten unten ein oder klicke ein Icon um dich einzuloggen:

WordPress.com-Logo

Du kommentierst mit Deinem WordPress.com-Konto. Abmelden / Ändern )

Twitter-Bild

Du kommentierst mit Deinem Twitter-Konto. Abmelden / Ändern )

Facebook-Foto

Du kommentierst mit Deinem Facebook-Konto. Abmelden / Ändern )

Google+ Foto

Du kommentierst mit Deinem Google+-Konto. Abmelden / Ändern )

Verbinde mit %s