ЭМОР /Скажи/

MK_fragment_L9994730
Раввин Михаил Коган

И сказал Гос-дь Моше: скажи священникам, сынам Аарона, и скажи им: никто из них да не осквернится прикосновением к умершим народа своего… /Ваикра 21,1/

В предыдущей главе Кдошим мы говорили об освящении народа, о том, что общество должно придерживаться определённых норм поведения, и тогда оно становится избранным и священным. Как было сказано у горы Синай:

А вы будете у Меня царством священников и народом святым… /Шмот 19,6/

В этой главе речь пойдёт о священниках, на иврите – коhаним. Все они из колена Леви, семьи Аарона. Были помазаны Моше для служения в Храме. Но для еврейского народа коhаним не только служители в Храме. Их поведение на протяжении всей нашей долгой истории являлось для простых людей своеобразным духовным критерием, а сами они были примером для подражания. В знак глубокого уважения их первыми вызывали к Торе, а в праздники многие евреи приходили в синагогу только для того, чтобы удостоиться благословения священников/биркат коhаним. В Торе есть много предписаний, связанных со священниками. Оно и понятно, постоянная готовность к Храмовой службе выдвигает очень строгие требования к их жизни и, в частности, к ритуальной нечистоте/тума, источником которой является смерть.

Почти две тысячи лет прошло с той поры, когда был разрушен Храм в Иерусалиме. Прекратились жертвоприношения, а значит, и та часть в деятельности священников, которую называют ритуальной, осталась в прошлом. Мы верим, что когда Храм будет отстроен, священники вновь приступят к исполнению своих прямых обязанностей. А пока, в настоящее время, их роль в иудаизме сводится к выкупу первенцев. Всё прочее – чисто представительские функции.

Известно, что коhаним получали от сынов Израиля 24 «подарка». Большая часть их перечислена в Торе, в книге Бамидбар, в главе Корах. Мудрецы связывают эти «подарки» с конкретными местами. Десять из них священники получали в Храме, четыре – в Иерусалиме и десять – в других местах страны. Понятно, что «подарки» в Храме и в Иерусалиме связаны с жертвоприношениями и первинками. А какие «подарки» получали священники вне Храма и вне Иерусалима? Перечислю некоторые из них: трумот/подаяния от населения, трумат маасар от левитов, деньги за выкуп первенцев, за выкуп первенца осла, часть шерсти от стрижки овец, тесто от отделения халы и т.д. Всё это позволяло священникам безбедно жить и уделять много времени изучению Торы.

Когда Храма не стало практически все «подарки» перестали поступать к священникам. Теперь они, как и все прочие, зарабатывали на жизнь своим трудом. Но при этом всё, что связано с ритуальной нечистотой, источник которой находится в мёртвом теле, и особые требования к невесте при заключении брачного союза остаются для коhаним в силе до сей поры. Требования к невесте понятны. Она должна быть девственной и рождённой от еврейской матери. В противном случае родившиеся сыновья могут утратить причастность к роду священников. Но запреты, связанные с мёртвым телом, для меня не имеют логического объяснения. Понятно, что на сегодняшний день нет ни одного ритуально чистого коhена. Так что, если сейчас придёт Машиах, и будет восстановлен Храм, никто из ныне живущих коhаним не сможет тут же приступить к служению. Для их ритуального очищения понадобится пепел красной коровы. А если этот пепел появится, то не всё ли равно нам, в каком состоянии ритуальной чистоты находится священник. Пеплом красной коровы очищается любой уровень тумы/ритуальной нечистоты. Из этого следует, что запрет на контакт коhена с умершим кроме вопроса ритуальной нечистоты имеет какие-то другие аспекты.

Смерть – это часть жизни и при этом, мы боимся смерти. Для любого нормального человека «страх смерти» не является чем-то, из ряда вон выходящим. Я бы даже сказал, что этот страх относится к нашим главным безусловным рефлексам. Если человек не боится смерти, то ему надо срочно обратиться к психиатру. В запрете соприкасаться с мёртвым телом я усматриваю наглядный урок, который евреи получают от коhаним. И урок этот посвящён тому, как правильно относится к смерти. Поскольку смерть – это пограничное состояние между материальным и духовным мирами, у человека всегда будет искушение заглянуть в иной мир. Я хочу обратить ваше внимание на последний стих предыдущей главы Кдошим:

Мужчина или женщина, если окажется среди них вызывающий мёртвых, смерти да будут они преданы… /Ваикра 20, 27/

И сразу после этого следует повеление священникам не оскверняться мёртвыми. То есть, им нельзя находится даже под одной крышей с умершим. Понятно, что подобный запрет не может распространяться на весь народ. Ведь кто-то должен хоронить своих умерших. Коhаним, которые постоянно находятся у всех на виду и являются примером для народа, должны демонстрировать правильное отношение к смерти. В чём же корень этого отношения? Ответ на этот вопрос можно найти в первой главе Торы Берейшит. Всевышний, обращаясь к Адаму, говорит:

А от дерева познания добра и зла, – не ешь от него. Ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрёшь. /Берейшит 2, 17/

Смерть не была явлена в мир в течение семи дней творения. Она явилась результатом греха, совершённого человеком. Вот что об этом пишет рав Кук, основоположник религиозного сионизма:

Страх смерти – всеобщая болезнь для всех людей. Она появилась в результате греха. Грех породил смерть, и покаяние/тшува – единственное лекарство от этого недуга. /«Священные огни», часть 2, стр.380/

Действительно, ни будь в жизни греха и смерти, не было бы и покаяния. А ведь именно оно является главной частью нашей духовной работы. На иврите об умершем говорят – нифтар/נפטר. Корень этого слова состоит из трёх букв: «пэй – тэт – рэйш», что составляет слово – пэтэр/открытие. Устойчивое выражение на иврите – «петер рехем» – означает раскрытие утробы, то есть рождение. Таким образом «смерть», «птира» – это не исчезновение, а переход. И чтобы он произошёл успешно, нужно понимать, что смерть связана с нашими грехами. Поведение коhаним указывает нам на то, что страх перед смертью подобен страху перед грехом. От греха, как и от смерти, надо держаться подальше. В этом я усматриваю основную причину, по которой коhаним запрещено иметь контакт с умершими и посещать кладбище.

Тема нашего разговора не относится к разряду весёлых. Однако, не стоит предаваться унынию. В пятницу вечером, с наступлением Шаббата, мужья поют своим жёнам хвалебную песнь «Эшет хайль». Там есть такие слова:

В силу и великолепие она /праведная жена/ облачается, и смеётся в последний день.

Видимо, человеку праведному, хватает сил на покаяние/тшуву и излечение от страха смерти.

Комментарии к другим главам

Advertisements

Kommentar verfassen

Trage deine Daten unten ein oder klicke ein Icon um dich einzuloggen:

WordPress.com-Logo

Du kommentierst mit Deinem WordPress.com-Konto. Abmelden / Ändern )

Twitter-Bild

Du kommentierst mit Deinem Twitter-Konto. Abmelden / Ändern )

Facebook-Foto

Du kommentierst mit Deinem Facebook-Konto. Abmelden / Ändern )

Google+ Foto

Du kommentierst mit Deinem Google+-Konto. Abmelden / Ändern )

Verbinde mit %s