БАЛАК

MK_fragment_L9994730
Раввин Михаил Коган

Предыдущая глава закончилась рассказом о том, что два царя, Сихон и Ог, потерпели сокрушительное поражение от израильтян. Вполне естественно, что это испугало Балака, царя Моава:

И увидел Балак, сын Ципора, всё, что сделал Исраэль Эмореям. И весьма боялся Моав народа сего, потому что тот был многочислен. /Бамидбар 22, 2/

Балак понял, что силой оружия ему не одолеть пришельцев и решил отправить  послов к знаменитому пророку и чародею Биламу с просьбой помочь. Пророк этот был известен своей нелюбовью к евреям, и это вселяло в царя надежду, что он откликнется на приглашение. По велению Балака послы передали Биламу следующее:

Вот народ вышел из Египта. Вот покрыл он лик земли, и он живёт против меня. И сейчас пойди, пожалуйста, прокляни мне этот народ, потому что он сильнее меня. Может, мне удастся, и мы его поразим, и прогоню я его из этой земли. /Бамидбар 22, 5-6/

Само собой разумеется, что эта просьба была подкреплена царским обещанием щедрого вознаграждения. Билам, как любой смертный, не был чужд мирским радостям, а те, как известно, имеют свою цену. И хоть сделка показалась чародею весьма выгодной, принять её без разрешения «свыше» он не мог. Пророк всё-таки. Надо заметить, что алчность и пророчество мирно уживались в этом человеке. Простому обывателю подобные сочетания понять, а тем более принять  сложно, но факты – упрямая вещь. Билам был негодяем и, одновременно, пророком. Наши мудрецы утверждают, что Билам по силе своего пророчества приближался к Моше. Получается, что не прав был великий русский поэт, утверждая, что гений и злодейство  несовместимы.

Итак, Билам, прежде чем принять приглашение Балака, должен был испросить разрешения у Всевышнего. Вот как об этом рассказано в нашей главе:

И пришёл Гос-дь к Биламу, и сказал: кто эти люди с тобой? И сказал Билам Гос-ду: Балак, сын Ципора, царь Моава, послал ко мне. Вот народ выходит из Египта и покрыл весь лик земли. Сейчас иди, прокляни мне его, может, я смогу воевать с ним и изгнать его. И сказал Б-г Биламу: не иди с ними, не проклинай народа этого, потому что он благословен. /Бамидбар 22, 11-12/

Колдун получил официальный отказ. Но история на этом не заканчивается. Те из вас, кому интересно, что будет дальше, могут сами прочитать недельную главу. Мне же хочется провести небольшой сравнительный анализ двух приведённых отрывков, первого, где послы обратились к Биламу, и второго, в котором Билам разговаривает с Б-гом.

На первый взгляд может показаться, что Билам достаточно точно передаёт Всевышнему просьбу царя Балака. Но если приглядеться к тексту повнимательней, мы обнаружим существенные смысловые различия.

Послы говорят:
Вот народ вышел из Египта. Вот покрыл он лик земли…

Билам говорит:
Вот народ выходит из Египта и покрыл весь лик земли…

Царь Балак через своих послов говорит о выходе из Египта в прошедшем времени. То есть, для него это реальное событие, произошедшее сорок лет назад. А сейчас пришельцы захватили огромную территорию, «покрыли лик земли». Второе событие, захват земли, для Балака никак не связано с Исходом.

Для Билама еврейский народ выходит (настоящее время) из Египта, то есть для него это произошло не сорок лет назад, а сейчас. И тут же, сразу после Исхода, покрывает весь лик земли. Для Билама Исход по сути дела событие метафизическое, и последствия его ужасны – завоевание и подчинение всех народов.

Царь Балак просит:
Прокляни/арэ мне этот народ…  Может, мне удастся, и мы его поразим,
и прогоню я его из этой земли.

Билам просит:
Прокляни/кава мне его, может я смогу воевать с ним и изгнать его.

Раши поясняет, что глагол «кава» говорит о более тяжёлом проклятии, чем глагол «ара». «Ара» означает – проклясть, нанести ущерб, а «кава» – выкорчевать, не оставить и следа. Если Балак говорит, что хочет прогнать евреев «из этой земли», то Билам, по мнению Раши, просит об изгнании духовном. Иными словами, он просит изгнать Израиль «из этого мира».  Разговаривая со Всевышним, Билам превращает «земную» просьбу Балака – прогнать израильтян из этого района – в «космическую»: прогнать их из вселенной, уничтожить на духовном уровне.

Теперь, надеюсь, вы почувствовали разницу между врагом Балаком и ненавистником Биламом. С врагом, при определённых условиях, можно примириться, а с ненавистником – никогда. Лучше всего жить с ним на разных планетах, в разных солнечных системах. И сразу напрашивается вопрос: если это так, почему именно словами ненавистника Билама мы начинаем ежедневную утреннюю молитву? Вот эти слова:

КАК ПРЕКРАСНЫ ШАТРЫ ТВОИ, ЯАКОВ, ЖИЛИЩА ТВОИ, ИЗРАИЛЬ!

Ответ прост. Сказанное ненавидящим нас – истинная правда. Кому-кому, а Биламу в данном случае лицемерить нет никакого резона.

Согласно самому популярному сборнику заповедей Сэфэр а-хинух, составленному в 13 веке в славном городе Барселоне, глава Балак не содержит ни одной заповеди. А вот Рамбам в книге Мишней Тора утверждает, что именно из истории Билама мы узнаём заповедь о двух Машиахах. Приведу слова Рамбама:

Именно в отрывке о Биламе мы встречаем пророчество о двух Машиахах: о первом, о Давиде, который спасёт Израиль от рук притеснителей, и втором, последнем, Мэлэх а-Машиахе/Царе Машиахе,  который спасёт Израиль в конце времён. И там /в главе/ он /Билам/ сказал /Бамидбар 24, 17-18/: вижу его, но не ныне – это Давид. Смотрю на него, но издали – это Мэлэх а-Машиах. Взойдёт звезда от Яакова – это Давид. И встанет скипетр от Израиля – это Мэлэх а-Машиах. И сокрушит пределы Моава – это Давид. И разгромит всех сынов Шета – это Мэлах а-Машиах. /hильхот мэлахим, 11, 1/

И уж коли мы из пророчества Билама, которое прочитали в нашей главе, узнаём о приходе Мэлах а-Машиаха, давайте познакомимся с тем, что пишет о нём Рамбам в своей книге:

Мелэх а-Машиах в будущем возвратит царство Давида, как первое правительство. И построит Храм, и соберёт остатки Израиля. В его дни вернутся все Законы, те, что были прежде. Начнут приносить жертвы, соблюдать Шмиту и Ювель, как и всякую другую заповедь, упомянутую в Торе. И всякий, кто не верит в него /Мелэх а-Машиаха/ или не ожидает его прихода – всё равно что не верит в Тору и в Моше-рабейну. /hильхот мэлэхим. 11, 1/

Обратите внимание, что в Мэлэх а-Машиаха надо не только верить, но и постоянно ожидать его прихода. Тот, кто не ждёт прихода Машиаха, не исполняет эту заповедь и, по существу, отрицает всю Тору. У Рамбама в Тринадцати принципах веры мы читаем:

Я верую полной верой в приход Машиаха, и, не смотря на то, что он задерживается, я буду ждать каждый день, что он придёт.

Времена изменились. Если мы и ждём кого-то, то уж точно не Машиаха. Сегодня даже  многие правоверные евреи не понимают, о чём идёт речь. А при упоминании Машиаха, видимо, представляют себе лицо Любавического рэбэ, глядящего на них со множества плакатов, на которых крупными буквами написано «Мэлэх а-Машиах»! И этот зримый образ вносит какую-то определённость в весьма абстрактную идею прихода Машиаха. Хотя находятся скептики, не воспринимающие Рэбэ как Мэлах а-Машиаха, так как Мэлэх а-Машиах должен построить Храм и возобновить жертвоприношения, а Рэбэ уже двадцать лет не с нами.

В иудаизме не принято высчитывать сроки и предугадывать события. Машиах придёт тогда, когда придёт. Наша задача приготовиться к его приходу: вернуться к исполнению заповедей и «учиться делать добро». И не забывать слова нашего заклятого врага Билама: «Взойдёт звезда от Яакова, и встанет скипетр от Исраэля!»

Комментарии к другим главам

Advertisements

Kommentar verfassen

Trage deine Daten unten ein oder klicke ein Icon um dich einzuloggen:

WordPress.com-Logo

Du kommentierst mit Deinem WordPress.com-Konto. Abmelden / Ändern )

Twitter-Bild

Du kommentierst mit Deinem Twitter-Konto. Abmelden / Ändern )

Facebook-Foto

Du kommentierst mit Deinem Facebook-Konto. Abmelden / Ändern )

Google+ Foto

Du kommentierst mit Deinem Google+-Konto. Abmelden / Ändern )

Verbinde mit %s