ДВАРИМ /Слова/

 

MK_fragment_L9994730
Раввин Михаил Коган

В эту субботу мы начинаем читать последнюю книгу Пятикнижия ДВАРИМ. Её также называют Мишнэ Тора/Повторение Торы. Моше, обращаясь «ко всему Израилю», как-будто воссоздаёт недолгую историю народа с момента Исхода и до сего дня, то есть, до первого швата сорокового года, если за исходную точку принять выход из Египта.

Действительно ли Моше только напоминает новому поколению, родившемуся в Пустыне, что случилось за это, не столь длительное время, с их родителями и с ними? Или воспоминания это всего лишь форма общения Учителя с учениками? За ответом обратимся к Раши. Сказано в Торе:

…начал Моше изъяснять/бээр учение это… /Дварим 1,5/

Раши поясняет:

На семидесяти языках объяснял им.

Согласитесь, когда речь идёт о семидесяти языках, то это больше напоминает перевод, а не на объяснение. А коли так, тут же возникают два вопроса:

  1. Неужели перевод Торы начался именно тогда, при Моше, а не во времена Птоломея, в III-м веке до н.э.? Напомню, семидесятью еврейскими мудрецами, в Александрии, был сделан перевод Торы на греческий язык. И в этот момент, по мнению наших учителей, «тьма опустилась на мир», а у еврейского народа начались серьёзные неразрешимые проблемы.
  2. Зачем Моше понадобилось переводить Тору на другие языки, если языком общения евреев к этому времени становится иврит?

Начнём со второго вопроса. Хотя вместе с еврейским народом из Египта вышел эрэв рав/большое смешение иных племён, за сорок лет компактного проживания в Пустыне все стали говорить на одном языке, на иврите. В переводе не было никакой необходимости. Значит, «семьдесят языков» следует понимать не прямолинейно, то есть, как различные разговорные языки, а как разнообразные толкования одного и того же текста. Наши мудрецы называли этот феномен «семьдесят лиц Торы». И поскольку ни о каком переводе здесь речи вовсе не идёт, то с «переводом семидесяти мудрецов», по-гречески этот перевод называется СЕПТУАГИНТА, сравнивать толкование Моше не приходится.

В приведённом выше стихе сказано «начал/hоиль Моше изъяснять учение это». Но разве прежде он этим не занимался? В книге ШМОТ сказано:

И сказал Моше тестю своему /Итро/: «Ведь приходит ко мне народ вопрошать Б-га… и я объявляю уставы Б-жьи и наставления Его» /Шмот 18, 15-16/

Это значит, что практически с момента выхода из Египта Моше сразу начинает обучать людей Закону и объяснять им все нюансы и особенности исполнения заповедей. Так почему же в нашей главе сказано «начал Моше изъяснять учение»? Дело в том, что слово hоиль/הואיל, переведённое нами, как «начал», имеет разные значения. Например, согласился, захотел, вознамерился. Можно выбрать любое, которое, по вашему мнению, больше всего подходит в данной ситуации. Я бы остановился на слове  «вознамерился». И тогда становится понятным, что прежде чем «приобщиться к народу»,  Моше намерен показать новому поколению, каким образом нужно изучать священные тексты, уже записанные им. В его изложении знакомые по предыдущим книгам Торы тексты предстают несколько в ином виде, поскольку новому поколению нужны новые смыслы. Для примера обратимся к истории, случившейся после «греха разведчиков». В Торе она излагается дважды. Первый раз в главе «Шлах леха», а второй раз в главе ДВАРИМ.

Первый вариант:

И встали они рано поутру и поднялись к вершине горы, говоря: Мы готовы взойти на то место, о котором говорил Гос-дь, ибо мы согрешили. И сказал Моше: Зачем вы преступаете веление Гос-да, ведь это будет безуспешно. Не взбирайтесь, ибо нет Гос-да среди вас, дабы не быть пораженными пред врагами вашими. Ведь Амалекитяне и Кнаанеи там пред вами, и вы падете от меча, ибо вы на самом деле отступили от Гос-да, и Гос-дь не будет с вами.
Но они дерзнули подняться на вершину горы; ковчег же завета Гос-да и Моше не двинулись из стана. И сошли Амалекитяне и Кнаанеи, жившие на горе той, и разбили их, и громили их вплоть до Хормы. /Бамидбар 14, 40-45/

Второй вариант:

И отвечали вы, и сказали мне: согрешили мы пред Гос-дом, мы пойдем и сразимся, как повелел нам Гос-дь, Б-г наш. И перепоясались вы каждый бранным оружием своим, и дерзнули взойти на гору. Но Гос-дь сказал мне: скажи им: ,,Не всходите и не сражайтесь, потому что нет Меня среди вас, дабы не были вы поражены пред врагами вашими”. И я говорил вам, но вы не послушали и воспротивились повелению Гос-да, и дерзнули взойти на гору. И выступили Эморийцы, жившие на горе той, против вас, и преследовали вас, как делают пчелы, и поражали вас на Сэире до Хормы. И возвратились вы, и плакали пред Гос-дом; но Гос-дь не услышал голоса вашего и не внял вам. /Дварим 1, 41-46/

Заметили? В первом варианте речь идёт «о них», а во втором – «о нас».

В первом варианте всё начинается с действия: и встали они рано поутру, и поднялись к вершине горы, и заканчивается действием: и сошли Амалекитяне и Кнаанеи, жившие на горе той, и разбили их, и громили их вплоть до Хормы. Во втором же случае все начинается с покаяния: и отвечали вы, и сказали мне: согрешили мы пред Гос-дом, и заканчивается… также покаянием: и возвратились вы, и плакали пред Гос-дом; но Гос-дь не услышал голоса вашего и не внял вам.

В первом варианте против нас выступили Амалекитяне и Кнаанеи, а во втором – только Эморейцы, но они также из Кнаанских народов. А вот Амалекитян уже нет. Сейчас они реальной угрозы не представляют.

Мы определили два главных отличия в новом изложении этой истории. Первое: несмотря на то, что слушатели не участвовали лично в событиях, произошедших тридцать девять лет назад, они должны их воспринимать  личностно, так, будто они и есть их герои. В дальнейшем этот подход к прошлому станет основополагающим в формировании исторической памяти еврейского народа. Не правда ли, вспоминается песня на стихи Р. Рождественского: «Всё, что было не со мной, помню»?.. И второе: главный акцент Моше ставит на чувстве вины и на покаянии людей. В дальнейшем это состояние будет называться тшувой/исправлением греха  и превратится в основное условие для возникновения диалога между человеком и Творцом.

Оба этих новшества мы сможем обнаружить в любом рассказе Моше в книге ДВАРИМ, если будем сравнивать их с оригиналами из других частей Пятикнижия. И это вовсе не значит, что наш Учитель запамятовал, что с нами происходило. В таком подходе к прошлому заложен принцип актуализации в восприятии истории. И что не менее важно, сакральные тексты помимо сюжета, связанного с той или иной эпохой, несут в себе информацию о человеке и его духовном мире. А эта информация с таким понятием как ВРЕМЯ не связана. Именно поэтому Моше говорил людям, родившимся в Пустыне и никогда не стоявшим у горы Синай: «Гос-дь, Б-г наш, говорил нам в Хореве…»

Вот и мы с вами, в ночь Пасхального сэдэра, ни секунды не сомневаясь, утверждаем, что «в каждом поколении обязан человек видеть в себе того, кто вышел из Египта». Зачем? Для того, чтобы каждый день и каждый час делать правильный выбор, связанный с обретением духовной свободы!

Комментарии к другим главам

 

Advertisements

Kommentar verfassen

Trage deine Daten unten ein oder klicke ein Icon um dich einzuloggen:

WordPress.com-Logo

Du kommentierst mit Deinem WordPress.com-Konto. Abmelden / Ändern )

Twitter-Bild

Du kommentierst mit Deinem Twitter-Konto. Abmelden / Ändern )

Facebook-Foto

Du kommentierst mit Deinem Facebook-Konto. Abmelden / Ändern )

Google+ Foto

Du kommentierst mit Deinem Google+-Konto. Abmelden / Ändern )

Verbinde mit %s